Menu

Общественно-политическая жизнь Дагестана. Итоги 2015 года

Год был насыщенный. Впрочем, такое определение актуально всегда. Особенно для Дагестана, который последние два года в полосе новых трансформаций. И сегодня в последний день уходящего года самое время подвести итог. О политической жизни республики Ханжан Курбанов.
Кто-то их приветствует. А учитывая то, что Дагестан разный – и это основная метка страны гор – приветствуют, конечно, не все. Тухумы, кланы, клондайки. Кому же захочется прощаться с насиженным местом, золотым дном, где ключевое слово – дно; с теплыми и даже нежными условиями беспробудной лености на фоне имитации бурной деятельности. Зачастую имитация информационная. Научились-таки наши муниципалы и иные чиновники использовать социальные сети себе во благо.


2015 год – юбилейный год. 70-ая годовщина Победы в Великой отечественной войне объединила народ по всей стране, по всей республике. Никогда за историю празднования не было такого патриотического подъема; такого количества плакатов и транспарантов с победными коллажами по всему Дагестану. На этом фоне имя Сталина и образ Советского союза вышли на новый уровень. Либеральная практика охаивания всего советского периода и его лидеров уже не находит столь единодушного понимания.
7000 человек вышли на площадь Ленина в Махачкале с портретами своих предков: дедушек и прадедушек, так или иначе принимавших участие в той войне с фашистской Германией. 180 тысяч дагестанцев приняли участие в Великой Отечественной войне, около 90 тысяч из них полегли на фронтах. Марш наследников победы стал мощным ответом не только идеологии западничества, но и разного рода экстремистам, которые предлагают Дагестану и России идеологии, противоречащие многовековому укладу Кавказа и Руси.
Марш Победы и юбилейные мероприятия стали одним из самых серьезных политических мероприятий на консолидацию российского общества, у которого к 9 мая не было никаких претензий.


Муниципальную сферу Дагестана в 2015 году лихорадило. Ну и как не лихорадить. После того, как арестовали Саида Амирова, мэра Махачкалы и руководителя Совета муниципалов республики, некоторые из глав районов и городов поняли, что все пропало.
Однако попытки влезть под кожу, отдать жизнь за царя, то есть главу республики не имели сколь-нибудь значимого действия, если за спиной такого муниципального бая ни реальных инвестиционных проектов, ни пополнения бюджета налогами и сборами, ни уменьшения индекса дотационности, ни даже элементарной чистоты на подведомственной территории.


Серьезной повесткой стал вопрос Махачкалы.
О том, что глава Махачкалы теряет доверие, стало ясно еще в начале 2015 года, в более жесткой форме эту мысль глава Дагестана Рамазан Абдулатипов повторил 25 июня, заявив, что Магомед Сулейманов из-за утраты доверия со стороны руководства республики должен покинуть пост и.о. мэра Махачкалы. Это предшествовал небольшой инцидент со спикером парламента Хизри Шихсаидовым и нежелания ограничить свой клан в государственном секторе. Потом выяснилось, что имитация бурной деятельности и.о. не предвещала ничего хорошего: на территории столицы республики не наступали даже предвестники порядка; около полутора сотен строящихся домов возводились вопреки закону. И продолжали спокойно строиться при Сулейманове. И никто как говорится «не чесался». Наблюдатели отмечали, что Сулейманов даже пытался договориться с людьми Амирова вместо того, чтобы начать что-то делать. Ну и понятное дело, никакого плана у города не было. Но Сулейманов не спешил покидать пост, объявил своим соратникам что остается, но неожиданно все же оставил кресло мэра Махачкалы. А 10 июля в город пришел молодой и энергичный Муса Мусаев, перешедший в кресло мэра из руководимого им министерства строительства, архитектуры и ЖКХ республики. Даргинец Муса Асхабалиевич считается человеком премьер-министра правительства республики Абдусамада Гамидова, что позволяет ему, будучи оппонентом Саида Амирова, активнее переформатировать хозяйство города. Речь не должна идти о переделе собственности, а исключительно о мероприятиях во благо города. Облик города ужасает не только московских архитекторов, которые собрались на первый профессиональных форум архитекторов Северного Кавказа в ноябре.
Проблем у города много, но амбициозный Муса Мусаев, 29 октября избавившийся от приставки и.о. и ставший полноценным градоначальником, считает, что город обречен на развитие и вскоре, а именно через пару лет, Махачкала преобразится. Первым реальным шагом уже в 2016 г. новый мэр обещает вывести все рынки за черту города.


2015 год прошел под знаком древнего города. Город официально лишился 3 тысячелетий своей исконной истории, однако, получил масштабный юбилей, который прошел 19 сентября. На празднование юбилея федеральным бюджетом была выделена сумма в 1 млрд 255 млн рублей; дополнительные 634 млн рублей кредитов и субсидий для проведения срочных работ в УЖКХ и Дирекции единого заказчика. Было реконструировано 13 городских улиц. Хотя изначально инициатор празднования 5000-летия Дербента – администрация города – просили заложить более 30 млрд рублей. Вместе с омоложением, резко упала и подарочная сумма на приведение древнего города в порядок.
Однако не все планы по подготовке города к юбилею были реализованы, мало того, город катастрофически не успевал к заветной дате. Всех успокоил полномочный представитель президента в СКФО Сергей Меликов, который предложил не устраивать гонок по вертикали, а спокойно продолжить работы по облагораживанию до 2018 года, именно до этого срока были продлены юбилейные мероприятия.
Споры любителей истории о том, сколько же лет городу поутихли перед юбилеем. А город, ждавший Владимира Путина на Нарын-кале, на гала-концерте в честь юбилея, дождался его в Москве на своей выездной выставке. Завершили чествование древнего города на Днях Дагестана и Дербента в Париже в декабре.
Именно Дербент, который в 2015 принял много тысячную армию гостей-туристов, в том числе из городов России и зарубежья, стал отправной точкой для обеления имиджа Дагестана и дагестанца. Пусть не все сразу получилось: мы еще не готовы проводить столь масштабные мероприятия и обеспечивать 100% комфорт, но о Дербенте заговорили. Заговорили в позитивном ключе о Дагестане, где древний город является неизменной и бесценной жемчужиной. С древнего города началось изменение восприятия республики и ее жителей, как потомков достойных людей и славной истории.


Одним из главных политических событий явился Единый день голосования, который в Дагестане охватили 90% муниципальных районов и городских округов. Были избраны составы собраний депутатов пяти городских округов, трех внутригородских районов Махачкалы, 595 поселений. Было поделено 6127 вакантных депутатских мандатов, которые и выберут 483 глав муниципалитетов, в том числе глав 18 районов, двух городских округов, в том числе и столицы республики Махачкалы.
Политическая карта Дагестана, таким образом, была перекроена кардинальным образом. Отразятся ли количественные показатели на качестве, покажет время. Рамазан Абдулатпиов обратился к избирателям со словами:
«Мы не допустим повторения смутных времен! Родственники, сельчане, все дагестанцы, дорожащие своим именем и памятью предков, мусульмане, христиане и иудеи, почитающие свою веру, не будут проходить мимо подобных фактов. Спрос со всех одинаков, и прежде всего, с друзей или близких – с них надо спрашивать еще строже! Подкуп голосов, принуждение к голосованию за определенного кандидата, фальсификация итогов голосования – это не только нарушение закона, но и тяжкий грех».
2015 год стал годом смены политических тяжеловесов, они же – градоначальники. Мэров сменила не только Махачкала, но и северная и южная столицы республики – Хасавюрт и Дербент, во главе которых стояли негласные лидеры аварцев и лезгин – Сайгидпаша Умаханов и Имам Яралиев.
Яралиев продлил свои полномочии на собрании депутатов, однако, через некоторое время неожиданно для соратников и друзей, оставил свой пост. Ушел, практически в безвременье перед празднованием юбилея. Дербент долго не мог определиться с мэром. Даже свой юбилей он встретил без реального главы. Глава администрации Азади Рагимов терял контроль над городом и чуть не провалил организацию юбилейных мероприятий. На должность «дербентского эмира» прочили даже депутата ГД Гаджимета Сафаралиева. Он было принял предложение Абдулатипова, но через некоторое время его имя было подзабыто, а не арену вышел министр труда и социального развития РД Малик Баглиев. Он же и стал, в конце концов, градоначальником.
Хасавюрт в выборных делах тоже совершил переформат. Сайгидпаша Умаханов покинул вначале пост мэра и занял место спикера городского парламента. Но к концу года ему сделали предложение, от которого он не смог отказаться – Умаханов возглавил новое министерство, которое объединило транспорт, связь и энергетику.
Доселе спокойный Буйнакск также попрощался с мэром Гусейном Гамзатовым. Однако произошло это не так спокойно, как в Хасавюрте и Дербенте, где уход градоначальников не сопровождался никаким высоким температурным режимом политической ситуации. На политическую арену вышла партия «Ветеранов России», которые на выборах в собрание взяли большинство, и сразу пошли в атаку. Несколько митингов протеста и Гамзатову, хитро-избранному старым составом депутатов еще 8 сентября – до Единого дня голосования – пришлось-таки уйти с авансцены. Исполняющим обязанности мэра Буйнакска стал экс-министр здравоохранения республики Ильяс Мамаев.


Религиозная ситуация в Дагестане так или иначе зависела от общественно-политической. Осенью на глазах у сына был убит имам мечети в с.Новый Куруш Мухаммад Хидиров. Зловещее преступление обозлило курушцев, и в сентябре на сходе села было решено закрыть мечеть, которую предположительно посещали убийц и их пособники и сторонники.
Через некоторое время встал вопрос закрытия всех мечетей, которые превратились в рупор экстремистов и террористов, по крайней мере, сочувствовали им и становились центрами вербовки и пропаганды насилия и терроризма. Осенью в результате рейда Духовного управления в мечеть по ул. Котрова в Махачкале – главной салафитской ставке, был сменен имам. Свое решение представители ДУМД мотивировали тем, что правоохранителями вот-вот намеревались закрыть мечеть, и дабы избежать этого, было решено сменить имама. Пойти на такой компромиссный маневр.
Вначале был назначен преподаватель исламского учебного заведения Давуд Тумалаев, далее чтобы погасить недовольство прихожан таким решением его сменил имам Центральной Джума-мечети, авторитетный религиозный деятель Мухаммадрасул Саадуев. Однако и он через неделю покинул пост имама.
А в декабря стало известно, что руководство салафитской мечети на ул. Венгерских бойцов, осудили ИГИЛ – случай удивительный для религиозного Дагестана, где салафиты-ваххабисты традиционно считаются сторонниками террористических структур.
Тема так называемого Исламского государства в 2015 году стала для Дагестана серьезным бичом, вызовом для локализации и ликвидации которого необходимо принимать мега-меры. Об угрозе заговорили во весь голос. В 2014 году ИГИЛ объявило о создании исламского халифата, сразу основало так называемое русское направление. На картах Кавказ был обозначен провинцией Халифата и соответственно, целью военно-политической экспансии.
Статистика численности дагестанцев покинувших пределы страны и примкнувших к боевикам ИГИЛ колебалась весь год. Вначале сообщали о 500 дагестанцах, к концу году министр ВД республики уже объявил о 900 дагестанцах воюющих в Сирии. Вероятно, что их численность перевалила за тысячу человек, учитывая, что некоторые бежали вместе с семьями. Правда, потом, некоторым удается совершить побег. Страждущие исламского государства понимали, что пропаганда ИГИЛ была всего лишь частью большой информационной войны, где ложь одна из эффективных методов вербовки пушечного мяса.


На мой взгляд, 2015 год общественность республики сделала практически невозможное – за короткий период Дагестан понял, что ИГИЛ – это иблисская группировка. Была налажена массированная антипропаганда. Народ понял, что его разводят исламские террористы. А когда в дело вступились воздушно-космические силы России, для террористов начался обратный отчет для самого их существования.
В Дагестане с уст главы в 2015 году звучало много откровений по самым злободневным вопросам, волнующим жителей республики. Немало их прозвучало и на прямых линиях, организованных нашей телекомпанией совместно с коллегами на площадках Каспийского завода листового стекла и цитадели Нарын-кала.


На мой взгляд, 2015 год совершил исторический щелчок в сознании дагестанцев, где патриотизм и воля к победе. Где Победа – не пустое слово, а память и воспитание поколений, где марши – не обязательно националистические, а наследников этой Победы; где гордость, – за Родину; где понимание и разум вместо фанатизма и лжи. Да, было тяжело, особенно когда полмира объявили России холодную и санкционную войну. Кризис финансово-экономический не может разрушить наше сознание и повернуть с намеченного пути. И это самое важное.
Обеление продолжается, очищение и возрождение Дагестана – уже не просто слова... Аресты, объявление в розыск доселе неприкосновенных людей, добавляли красок в общественно-политическую палитру Дагестана. Стало ясно, что ни один чиновник не может быть застрахован от наказания правосудия, если виновен, то острый меч следственных органов настигнет обязательно. Дагестан уверенно смотрит в новый 2016 год и не привык падать раньше выстрела.

Наверх

© 2014 ГБУ РД РГВК «Дагестан» Все права защищены

Почтовый сервер

РД, г. Махачкала
ул. М.Гаджиева, 188

+7 (8722) 69-37-54